В Беларуси не осталось «черных копателей», только сборщики металлолома.

Полтора года назад в стране вступил в силу Указ Президента РБ «Аб удасканаленнi аховы археалагiчных аб’ектаў i археалагiчных артэфактаў». И он сразу наделал много шороху. Археологи и историки кричали «Ура!» и «в воздух чепчики бросали», большая же часть затронутых законным актом главы государства граждан готовилась выходить на марши протеста, собиралась нычковаться в глубокое подполье и сушила сухари, так на всякий случай! Приборный поиск бросать они не собирались, но как будет развиваться ситуация дальше никто не знал. Прошло уже достаточно времени и, вроде, в «Багдаде – все спокойно!». Страсти поутихли, и если не нарываться, то можно себе и дальше копать прошлое страны. Для тех, кто пока ничего не понял небольшое видео.

Объясняю тем, кто в танке, и все равно не въехал из-за чего весь сыр-бор. Указ регламентировал применение металлоискателей, геолокаторов и других технических приспособлений для поиска вещей с историей. Так сейчас в Беларуси запрещено находить артефакты старше 120 лет, которые сохранились в культурном слое, на дне озер, рек, болот, а также искусственных водоемов. Там есть еще куча всяческих «нельзя», но это основное. При этом можно искать потерянные ключи, украшения, вещи родственников, никто не мешает шариться по подвалам и чердакам заброшенных домов (только они должны быть действительно бесхозными, от слова совсем) или «сёрчить» пионерский значок любимого дедушки, оброненный им в пылу битвы за Минск (он на смертном одре попросил любимого внука найти реликвию, даже место приблизительное указал). Да, в конце концов, вы просто собираете металлолом. То есть «дырок» в Указе множество, и ни один нормальный судья связываться с вами не захочет, если, конечно, во время задержания у вас не нашли крест Ефросиньи Полоцкой или клад Наполеона.

фотографии прокручиваются по горизонтали.

Моего друга в 9 лет к приборному поиску приобщил отец, было это давно, многие столько не живут. Юнец повзрослел, выучился на историка, купил навороченный металлодетектор и отправился в поля. Правда, он не привычный «черный копатель», так, как правило, ученые называют любителей предметного исторического поиска. Сам себя он называет «белым», потому что… но об этом в интервью с ним.

фотографии прокручиваются по горизонтали.

— Саша, ты помнишь свой первый выход в поле?

— Еще бы, это было в 1996 году, меня батя привез на поле возле деревни Студенка, недалеко от переправы Великой армии Наполеона через Березину. Там есть такая дорога, кто ее Учебной называет, кто Гвоздевой, — очень перспективное место для поиска. Дело вот в чем. Французы отступали, русские висели, в прямом смысле этого слова, «на хвосте». Но солдаты и главным образом офицеры бежали, награбив огромные богатства. Растянувшийся обоз не давал оторваться от войск Кутузова. Поэтому Наполеон ввел лимит на количество повозок с трофеями, так капитану, допустим, полагался один возок, полковнику – два, генералу – три. На переправе стояли жандармы, и все лишние транспортные средства попросту сжигали. Представляешь, сколько там всего осталось? Понятное дело, многое было сразу найдено местными и русскими солдатами, но многое и затерялось. А кованых гвоздей осталось просто море, их постоянно «поднимают», отсюда и название. В начале 80-ых прошлого века, еще во времена СССР, здесь просто поселился один человек. Он был учителем и сам спаял по каким-то схемам первый металлодетектор. Легенды об его находках ходят до сих пор. Я в свой первый раз нашел «катькин пятак», здоровая такая монета. Ну, и моя жизнь поменялась…

фотографии прокручиваются по горизонтали.

— Много людей занимаются копательством, что изменилось с выходом Указа Президента?

— Знаешь, я в свое время приобрел офигительно дорогой и очень крутой прибор, стоил 1000 евро. Это было довольно давно, отбился он быстро. Сейчас простая «аська» (популярный металлоискатель «Garrett ACE 250») в Польше стоит 50 баксов, то есть планка финансового входа серьезно упала. По-моему, наоборот за последние пару лет любителей предметного поиска стало только больше. В одном Борисове около 1000 человек этим занимаются, а в Миске, по моим прикидкам, более 30.000. Пока что я не слышал, чтобы возникали серьезные проблемы с государством. Но все равно, не так надо «запрещать». Соглашусь, что любители мешают ученым, Им просто не хватает знаний, понимания, как работать с артефактами, но им интересна история. Почему бы не сделать этот вид деятельности лицензионным? Хочешь ходить с металлоискателем, будь добр, пройди курсы, сдай экзамен, получи официальное разрешение. Все что нашел, сначала приносишь в музей. Если вещь интересная и представляет историческую ценность, то у тебя ее после оценки выкупают по коммерческой цене, если нет – делай, что хочешь. Так будет правильнее, чем просто запрещать, и уверен, что многие крутые вещи останутся в стране, а не за треть стоимости уедут в Россию. Знаю случаи, когда москали забирали находки за 15-20 часов.

— Сам-то что находил?

— Да, всего помаленечку находил, я же более 20 лет копаю, сейчас, правда, намного меньше этим занимаюсь: семья, работа. Но классные находки, уверен, у меня впереди. Разное бывало. Один раз с отцом на Брилевском поле обнаружили останки солдата времен войны 1812 года, вызвали милицию, его перезахоронили. Знаю, что многие просто проходят мимо, не хотят связываться, чтобы не было проблем. Не понимаю я этого, не по-людски. Да, и я бы первым делом заставил копателей убирать за собой, самая популярная моя находка – это «алкоталеры» и бутылки, серьезно. Почти все проходят мимо, а я всегда любой металл забираю. Земля за заботу всегда отплатит. Вот смотри, килограмм стекла стоит 10 копеек, металлолома – 15. Бывает, выедешь на полянку, ищешь себе, попутно собирая мусор. За час-два наберешь его полную машину, потом сдашь — 10-15 долларов и заработал. На природе, физкультура, опять-таки доброе дело сделал. Красота!

фотографии прокручиваются по горизонтали.

— Ну, хорошо, не ты. Что люди находили, уверен, что информация есть. Какой у копателей заработок?

— Сейчас найти девственное место – нереально. Думаю, что 90-процентов кладов уже выбито. Знаю, что в «золотые» времена серьезные копатели зарабатывали более 10.000 долларов в месяц, а если находили что-то по-настоящему интересное, то и значительно больше. Давно это было, сам не видел, но ребята рассказывали, что мужик нашел перстень где-то 10-12 века, на нем изображение «Вознесение Александра Македонского». Так этот «болтик» моментально ушел за полмиллиона долларов. Да, что далеко ходить, на том же Брилевском поле в 2004 году был найден крупнейший в Восточной Европе клад по раннему Средневековью – меч, набор гирек и около 240 дирхем. Несколько монет были уникальными. По 2-3 экземпляра во всем мире сохранились. Сам такую точно не продашь. Поэтому и говорю, что было бы правильно лицензировать вид деятельности. Если самим не нужна, то государство может выступить посредником при продаже, получить за это свою копеечку. Все довольны!

За 2 час прогулки по полю ребята ничего серьезного не нашли, так пару гвоздей, какой-то металлический мусор, которого по итогу набралось около 30 килограмм. Пан Саша все забрал с собой, сказал, что сдаст, получит свои законные 4,5 рубля. Потенциал поля он оценивает где-то в тонну металлолома, и, конечно, никогда нельзя исключать возможность обнаружить что-то ценное, как в историческом, так и материальном плане. Только не говорите, что он нарушает культурный слой, каждый год поле перепахивают по несколько раз (в числе находок были и остатки современной бороны, и гусеничный трак от трактора). В общем, по моему мнению, эпопея с «чернокопательством» и регулированием деятельности людей без разрешения на поиск от Академии наук, зато с металлоискателями только начинается. Это интересное хобби, сравнимое с охотой или рыбалкой, а пользы при правильном отношении государства к увлеченным предметным поиском людям, может принести много.

"Черный копатель" Александр Кульбачко нашел гвоздь.
А дурачок нашел кованый гвоздь.