Бар «Лондон», которого больше нет, в воспоминаниях Юры Виноградова.

У меня такое ощущение, что бар «Лондон» был в Минске всегда. Понятное дело, что это не так. В этом году милому подъездному заведенью исполнилось 15 лет, но от ощущений никуда не денешься. Он ворвался в привычно-«совковую» жизнь города в начале нового тысячелетия, навсегда изменил представление о кофейнях и стал Легендой! Здесь собирались очень интересные люди. Здесь всегда был аншлаг. Здесь официанты дружились с гостями, а гости дружились друг с другом и создавали семьи. Здесь играли DJ и не было туалета, но это никому не мешало. Здесь появился первый публичный WI-FI и можно было взять почитать книжку с полки (чаще всего издание больше никто не видел). Здесь проводились арт-вечеринки и выставки художников. Здесь в меню было более 40 видов кофе и крайне мало места. Ах, да… здесь впервые в Беларуси начали подавать вегетарианскую еду. Легенда в привычном виде для людей, чья молодость пришлась на середину 2000-ых, не существует, в ближайшее время оно станет совсем другим. Здесь уже начался ремонт. Грустно это как-то, но это закон жизни. Безусловно, фронт-мен и «хозяюшка» «Лондона» — Юра Виноградов, он создал «Лондон». Я его боялся, поэтому старался заходить в кофейню, когда он был занят или его просто не было на рабочем месте. Утром и днем можно было спокойно завалиться сюда выпить вкусного чая и подкрепиться опять-таки легендарной лепешкой. Ее готовили до самого конца. Бар «Лондон» переходит под управление ребят из «El Pushka». Наверное, это правильно. Новому поколению – новые места и Легенды. Правда, молодежь обещает сохранить некоторую преемственность духа заведения, по крайней мере, название «Лондон» они постараются обыграть и не подойдут к ремонту так радикально, как в свое время поступили баристы из команды «Brew Bar» в кофейне «Стары Менск». А пока, надеюсь, не эпитафия, но напутствие от человека, который прожил с «Лондоном» целых 15 лет.

 

Юра Виноградов, управляющий баром "Лондон".

Юра Виноградов, управляющий баром «Лондон».

 

  • Для меня история «Лондона» началась в 20-ых числах марта 2002 года. Мне тогда было 33 года. До этого здесь был обувной магазин, который так и назывался – «Лондон». Правда, продавалась дорогая, но почему-то немецкая обувь. Интерьер как раз-таки нам достался от этой торговой точки. Завезли мебель, сделали бар, немного «подшаманили» и понеслось. Для людей мы начали работать уже в начале мая. И да, я согласен с тобой, «Лондон» стал прорывом для «совкового» Минска, тогда вообще было много начинаний в разных сферах. Рыжий («Будзьма!» — так называют Сергея Заблоцкого, владельца бара «Sweet & Sour») научил меня фокус-концентрации – ты должен относиться к своим проектам, как к своему дому. Я и вправду порой жил в «Лондоне»: ночевал, ходил к кому-то мыться и снова в бар. И сразу подтянулось много людей из бара «28» («Будзьма!» — пожалуй, самый легендарный бар Минска конца прошлого века, Юра Виноградов там работал). Мы старались удивлять гостей, они удивлялись и приводили с собой друзей, чтобы в свою очередь удивить и их. В конце концов, он стал, если так можно сказать, «квартирником» для своих. Я наполнял пространство тем, что мне интересно самому. Вот я понимаю, что мне в Минске негде выставляться («Будзьма!» — Юра по совместительству еще и художник), и не только мне, но огромному количеству человек, вот мы и начали организовывать в баре выставки. Мне это интересно, но находятся люди, которым это тоже интересно. Нравится вот эта музыка. Давайте, все вместе слушать ее. И все слушали эту музыку. У нас частенько играл DJ Laureal.

 

Бар "Лондо" - подъездный, помещение очень небольшое.

 

  • «Лондон» — это 15 лет моей жизни. Со всех заглавных букв. Людям, которые мне отдали в управление это место было со мной сложно – закидонов у меня хватает. Но они меня терпели, а бар работал. Я упертый, почему так сделал? Да, потому что так. Это правильно. Веселая история, как в баре появился первый WI-FI, с максимально возможной на тот момент скоростью. Я сделал это для того, чтобы иностранные журналисты могли спокойно писать о происходящем в Беларуси. В 2006 у нас был такой пресс-центр. Отогрелись, написали репортажи, отправили в редакции и снова на «Площадь» к палаточному городку. У нас прогуливали пары ребята из ныне закрытого Колосовского лицея, «Лондон» рядом же.

 

Гость в баре "Лондон"

 

  • Пространство «Лондона» — очень маленькое. Видишь, что происходит вокруг, как зарождаются отношения между гостями, они становятся парами. Проходит время и девочки сначала приходят с обручальными кольцами, а потом с «животиками», потом с детьми. Я таких малышей называл «лондонскими детьми». Сейчас это уже сознательные и взрослые люди. Удивительно просто!

 

в баре "Лондон" всего 5 столиков.

 

  •  В кафе должна быть еда, но места для кухни у нас просто не было. По моим представлениям, все было просто – поставил маленькую плитку и готовь, но, оказалось, нельзя. Ту же саму лепешку «зарезали» 2 раза, но, по итогу, нашли вариант, как ее «законно» делать. Первых пару месяцев я сам стоял за стойкой и готовил ее. Интересна история чая «Вечерний Маракеш». Я тогда с девочкой встречался. Она поехала по контракту работать в Марокко. Оттуда к нам рецепт и попал – много заваренной мяты и мед. Да, только кофе с алкоголем у нас было 20 видов и 25 – без спиртного. Откуда дикому беларусу все это знать. Это все поражало гостей. И они снова, и снова к нам приходили.

 

Бармен бара "Лондон".

 

  • Школу «Лондона» прошли очень многие люди, которые сейчас работают во многих известных барах и кафе. Пару человек из них я считаю своими учениками. Но это не просто барменство, а отношение к себе, людям, жизни. Официанты становились друзьями людей, которые приходили к нам в гости. А бывало, заваливается такой хам и хамит себе: «Клиент – всегда прав!». Пытаешься объяснить ему, что клиенты в публичном доме или парикмахерской, а у нас гости и посетители. И что человек, который зашел к нам на «огонек» — не всегда прав! Улыбаешься ему. Но «совок» — это нечто! Почему-то многие взрослые люди воспринимают вежливость, как проявление слабости. Им просто сводит челюсть, когда желаешь доброго дня или говоришь: «Пожалуйста!». Молодые ребята так себя не ведут, им проще жить, улыбаешься им, а они в ответ улыбаются тебе. Думаю, все меняется к лучшему! Я не могу прийти и устроить революцию, я могу тихо быть собой. Мелкими делами меняешь мир вокруг себя. Это моя позиция, моя уверенность. Думаю, можно сказать, что «Лондон» был ударом, пробившим «совок».

 

Ассортимент спиртного в баре "Лондон"

 

  • Я учился заваривать чай у человека, который 30 лет занимался чаем, при этом он прожил в Китае лет 12. Он сказал, что мастеров чая там не больше двух десятков человек. А тут приходит пионер с сертификатом, я — мастер чая. Удивительно просто!

 

Чайная посуда в баре "Лондон".

 

  • Я не помню сколько лет не ем мяса. Все пропускал через себя, до сих пор помню рецепты сложного чая или кофе, а вегетарианство – это… После поста ехал в транспорте, люди плотно стоят, тяжелый запах. Чувствуется, что они ели пищу животного происхождения, воняют переваренным и не очень мясом. Так я и стал вегетарианцем. Несмотря на то, что вел в прошлом далеко не здоровый образ жизни, я не ел мяса. Было намного легче. Поэтому мы стали готовить в «Лондоне» растительную еду. Сразу скажу, что это не очень выгодно, но ведь это был мой дом и были мои правила.

 

Джон Ленон в баре "Лондон".

 

  • Главное, чтобы новые управляющие бара поменяли мебель в баре. Я понимаю, что барные стулья не должны быть удобными, чтобы гости надолго не засиживались: выпил – свалил. Когда к нам привезли мебель, то просто прифигел. Спустя годы мне рассказали, что тогда мне давали три месяца. На меня поспорили – сколько продержится бар. Владельцы «Лондона» меня не знали, видели, что какой-то неформал. Наверное, хотели посмотреть насколько выгодно со мной возиться. Но стулья так и остались. Хотелось бы пожелать людям, которые сейчас будут заниматься «Лондоном», — будьте очень внимательными, помните: «Господь в мелочах!». И готовьте хороший кофе!